Книга Иова (Библия) - Храм Вениамина Петроградского г. Москва

Перейти к контенту

Главное меню:

Календарь

Новостная боковая лента

Книга Иова
Библия, изложенная для семейного чтения


Иов на гноище и его друзья

«Был человек в земле Уц (на границе Идумеи и Аравии), имя его Иов; и был человек этот непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла».

И благословение Божие видимо пребывало на нем. Не было у него недостатка ни в чем, чего только может человек желать в своей земной жизни. Семейство у него было большое, благочестивое, дружное; богатством своим славился он по всему востоку, и сам пользовался полным уважением всех окружающих и соседей. Всякому открыт был его дом, и никто не выходил из него, не получив привета, помощи и утешения.

«Сыновья его сходились, делая пиры каждый в своем доме в свой день, и посылали и приглашали трех сестер своих есть и пить с ними. Когда круг пиршественных дней совершался, Иов посылал за ними и освящал их и, вставая рано утром, возносил всесожжения по числу всех их и одного тельца за грех о душах их. Ибо говорил Иов: может быть, сыновья мои согрешили и похулили Бога в сердце своем. Так делал Иов во все такие дни.

И был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана.

И сказал Господь сатане: откуда ты пришел? И отвечал сатана Господу и сказал: я ходил по земле и обошел ее. И сказал Господь сатане: обратил ли ты внимание на раба Моего Иова? ибо нет такого, как он, на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла.

И отвечал сатана Господу и сказал: разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле; но простри руку Твою и коснись всего, что у него, — благословит ли он Тебя?

И сказал Господь сатане: вот, все, что у него, в руке твоей; только на него не простирай руки твоей. И отошел сатана от лица Господня».

И вот, когда, по изволению Божию, допущен был дух злобы и зависти (в посрамление ему) искусить праведнейшего раба Божиего Иова (только не касаясь души его), да явятся дела Божии на нем, то устремился враг человеческий на жертву свою и внезапно подверг Иова всем испытаниям, которые могли бы смутить его и заставить хулить Бога.

В один из мирных дней наслаждавшегося земным счастьем Иова как громом поразили вести одна за другой о потере имущества и о гибели всех детей его.

Как же подействовали на праведника эти удары? Он «пал на землю и поклонился и сказал: Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно! Во всем этом не согрешил Иов и не произнес ничего неразумного о Боге».

Приняв с такой святой покорностью лишение имущества и любимых детей, Иов продолжал богоугодно страдать, когда поразили его и новые испытания: страшная телесная болезнь и огорчения со стороны его малодушной жены, которая, вместо того чтобы успокаивать, упрекала его, говоря:

— Ты все еще тверд в непорочности твоей? Похули Бога и умри.

Но он возразил ей:

— Ты говоришь как одна из безумных: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?

«Во всем этом не согрешил Иов устами своими».

Но все величие Иова проявляется, когда он подвергается самому тяжелому испытанию. Любимые друзья пришли посетить его и выразили свои сомнения в нем, предполагая скрытую греховность, навлекшую заслуженную тяжелую кару., Таким образом они отнимали у него последнюю отраду, которая остается у праведника: верить в свою невиновность, опираться на доброе пред Богом.

Своим ограниченным человеческим рассуждением разбирают эти люди предопределения и непостижимые судьбы Божии и решают, что Бог не карает невиновных. И вот обрушиваются на Иова, лежащего в язвах на гноище, их презрительные суждения, и умудряются они поучать советами человеческого измышления того, кого Сам Бог признал «человеком непорочным, справедливым, богобоязненным и удаляющимся от зла». Таким, какого нет другого на земле.

Затронутый в своей святыне — своей совести, Иов доходит до крайнего предела страдания. У него, лишенного всякого блага, пораженного «проказою лютою от подошвы ноги его по самое темя его», хотят отнять последнюю отраду, что всего дороже: чувство правоты своей пред Богом.

«Я прав! — восклицает Иов, как бы в оправдание пред Самим Богом. — Я прав, но Бог лишил меня суда. Должен ли я лгать на правду мою? Моя рана неисцелима без вины».

— Неправ ты! — возражает ему один из посетивших его. — «Не может быть у Бога неправда или у Вседержителя неправосудие, ибо Он по делам человека поступает с ним и по путям мужа воздает ему. Очи Его над путями человека, и Он видит все шаги его. Нет тьмы, ни тени смертной, где могли бы укрыться делающие беззаконие. Потому Он уже не требует от человека, чтобы шел на суд с Богом. Он сокрушает сильных без исследования и поставляет других на их места, чтобы не царствовал лицемер к соблазну народа. К Богу должно говорить: я потерпел, больше не буду грешить. А чего я не знаю, Ты научи меня; и если я сделал беззаконие, больше не буду. Кто укажет Господу путь Его; кто может сказать: Ты поступаешь несправедливо? Вседержитель! мы не постигаем Его. Он велик силою, судом и полнотою правосудия. Он никого не угнетает».

«Сколько знаете вы, знаю и я: не ниже я вас, — с горечью возражает Иов на рассуждения друзей. — Но я к Вседержителю хотел бы говорить и желал бы состязаться с Богом. А вы сплетчики лжи; все вы бесполезные врачи. О, если бы вы только молчали! это было бы вменено вам в мудрость. Замолчите предо мною, и я буду говорить, что бы ни постигло меня. Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться; я желал бы только отстоять пути мои пред лицем Его! И это уже в оправдание мне, потому что лицемер не пойдет пред лице Его! Вот, я завел судебное дело: знаю, что буду прав. Кто в состоянии оспорить меня? Буду говорить я, а Ты, Господи, отвечай мне. Сколько у меня пороков и грехов? покажи мне беззаконие мое и грех мой. Для чего скрываешь лице Твое и считаешь меня врагом Тебе? Не сорванный ли листок Ты сокрушаешь и не сухую ли соломинку преследуешь? Твои руки трудились надо мною и образовали всего меня кругом, — и Ты губишь меня?

Я был спокоен, но Он потряс меня. Пробивает во мне пролом за проломом, бежит на меня, как ратоборец. При всем том, что нет хищения в руках моих, и молитва моя чиста. И ныне вот на небесах Свидетель мой, и Заступник мой в вышних! Заступись, поручись Сам за меня пред Собою! иначе кто поручится за меня?

Помутилось от горести око мое, и все члены мои, как тень. Но праведник будет крепко держаться пути своего, и чистый руками будет больше и больше утверждаться. Дни мои прошли; думы мои — достояние сердца моего — разбиты. Гробу скажу: ты отец мой, червю: ты мать моя и сестра моя. А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию, и я во плоти моей узрю Бога».

Иов и среди безмерного страдания своего не хулит Бога. Сатана посрамлен в надежде своей заставить его хулить Бога. Иов недоумевает только в своем человеческом изнеможении, почему поражен он такими многочисленными бедствиями, но вместе с тем он неизменно любит и верит и призывает поражающего его Бога.

Как отозвался Господь на смущение сердца верного раба Своего?

На обвинения неразумного Елиуя голосом «из бури» Господь отвечал Иову и сказал: «Кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла? Препояшь ныне чресла твои, как муж: Я буду спрашивать тебя, и ты объясняй Мне. Ты хочешь ниспровергнуть суд Мой, обвинить Меня, чтобы оправдать себя? Такая ли у тебя мышца, как у Бога? И можешь ли возгреметь голосом, как Он? Будет ли состязающийся со Вседержителем еще учить? Обличающий Бога пусть отвечает Ему. И отвечал Иов Господу и сказал: вот, я ничтожен; что буду я отвечать Тебе? Руку мою полагаю на уста мои. Однажды я говорил, — теперь отвечать не буду».

«Знаю, что Ты все можешь, и что намерение Твое не может быть остановлено. Кто сей, помрачающий Провидение, ничего не разумея? — Так, я говорил о том, чего не разумел, о делах чудных для меня, которых я не знал. Выслушай, взывал я, и я буду говорить, и что буду спрашивать у Тебя, объясни мне. Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя; поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле».

Обратились тогда слова Божии к одному из друзей Иова: «Горит гнев Мой на тебя и на двух друзей твоих за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов. Итак возьмите себе семь тельцов и семь овнов и пойдите к рабу Моему Иову и принесите за себя жертву; и раб Мой Иов помолится за вас, ибо только лице его Я приму, дабы не отвергнуть вас за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов».

И пошли друзья Иова «и сделали так, как Господь повелел им, — и Господь принял лице Иова».

«И возвратил Господь потерю Иова, когда он помолился за друзей своих, огорчивших и оскорбивших его, и дал Господь Иову вдвое больше того, что он имел прежде.

И благословил Бог последние дни Иова более, нежели прежние: у него было четырнадцать тысяч мелкого скота, шесть тысяч верблюдов, тысяча пар волов и тысяча ослиц. И было у него семь сыновей и три дочери, которым Иов дал наследство между братьями их. После того Иов жил сто сорок лет, и видел сыновей своих и сыновей сыновних до четвертого рода; и умер Иов в старости, насыщенный днями».

(Иов. 1, 1, 4—12, 20—22; 2, 9—10, 7; 34, 5—6, 10—12, 21—24, 30—32;
36, 23; 37, 23; 13, 2—5, 13, 15—16, 18—19, 22—25; 10, 8; 16, 12, 14, 17, 19;
17, 3, 7, 9, 11, 14; 19, 25—26; 38, 1—3; 40, 3—4; 39, 32—35;
42, 2—10, 12—13, 15—17)
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню