Чудеса прп. Сергия - Храм Вениамина Петроградского г. Москва

Перейти к контенту

Главное меню:

Календарь

Новостная боковая лента

Новые чудеса преподобного Сергия Радонежского

Истории лаврских насельников

Собирание чудес, явленных по молитвам преподобного Сергия Радонежского, началось с древнейших времен. Ученик святого Сергия Епифаний Премудрый в житии Преподобного описывает прижизненные чудеса смиренного аввы Сергия. И далее в истории неоднократно фиксировались проявления благодатного участия Преподобного в судьбах нашего Отечества и в жизни простых людей. Известны и сегодня случаи очевидной помощи преподобного Сергия. Мы постарались собрать хотя бы некоторые из подобных историй и предлагаем читателю с надеждой, что эти истории принесут духовную пользу.


Молебен у мощей преподобного Сергия. Троице-Сергиева лавра. Фото: Патриархия.Ru

Небесная просфорка
схиархимандрита Иосии (Евсенока)

После революции и прихода к власти безбожников Лавра была закрыта. Лишь в 1946 году началось возрождение обители. К этому времени уцелело всего несколько монахов, живших в Лавре до закрытия. Один из них – постриженик Черниговского скита схиархимандрит Иосия (Евсенок), до схимы архимандрит Иосиф. Отец Иосиф нес послушание духовника и обладал многими благодатными дарами. Его духовная жизнь, уважение к нему множества людей вызывали негодование властей, и в хрущевские времена отца Иосифа сослали в далекий северный лагерь. В морозную зиму он заболел воспалением легких, несколько дней провел в лазарете с температурой за 40°. Врачи, убедившись, что больной уже на пороге смерти, решили не тратить на него времени и лекарств и велели перенести его в неотапливаемое помещение: мол, до утра всё равно не доживет.

Была ночь, темнота и холод, вдруг отец Иосиф увидел, как к  нему подходит преподобный Сергий и говорит: «О тех  из вас, кто в изгнании, вне обители, я забочусь еще  больше», – и протягивает ему просфорку. По  виду это была лаврская просфора, отец Иосиф ощутил в  замерзающей ладони ее тепло, как будто она только что  испечена. Он съел эту просфорку. Наутро, когда пришли  врачи убедиться в его смерти, а с ними двое носильщиков,  чтобы отнести труп к месту захоронения, батюшка не только  был жив, но и абсолютно здоров. Так преподобный Сергий  сохранил отцу Иосифу жизнь, чтобы он смог вернуться в  Лавру и поведать о заботе Преподобного. Потом уже, когда  отца Иосифа освободили и он оказался в родной обители,  батюшка скорбел только об одном: «Почему же я тогда  всю просфорку съел? Это же была небесная просфора,  можно было хотя бы немножко оставить».

Видение будущему лаврскому звонарю
игумену Михею (Тимофееву)

Одним из учеников преподобного Сергия практически нашего времени был известный звонарь Лавры игумен Михей (Тимофеев). В обители он появился в 1951 году и тем самым являл собой первое поколение лаврских монахов после возобновления обители.

Сам жизненный путь игумена Михея достоин описания. Происходил он из простой деревенской семьи (село Чернявка Белгородской области). Отец его, Михаил, был настоящий богатырь – не находилось в деревне равного ему по силе, в связи с чем дали ему кличку, правда, несколько дерзкую, – Мишка-бог. Таким же вроде бы должен был стать и родившийся в 1932 году сын Иван. Но Господь не дал маленькому Ване пойти по пути мирского преуспеяния. С самого рождения Ване были попущены сильные скорби: он родился инвалидом с какой-то очень серьезной болезнью мозжечка. В любой момент мог настать кризис и мальчик быстро бы умер. В начале Второй мировой войны у него еще обнаружили опухоль головного мозга, а потом добавился и диабет. С детства он уже готовился к монашеству, а кризис болезни Господь отложил до почтенного возраста. В 8 лет он перестал расти, и только когда поселился в Лавре на 20-м году жизни, чудесным образом он достиг среднего роста взрослого человека.

Иван Тимофеев сподобился великого счастья – стать  келейником знаменитого лаврского старца архимандрита  Тихона (Агрикова). Жил он в келлии отца Тихона. Как-то  Иван задумался о своем дальнейшем пути и возможности стать  монахом в Лавре. После этого он приклонил голову и впал в  тонкий сон. Видит во сне, как идет к Троицкому собору,  хочет пройти в храм к мощам преподобного Сергия, но всё  пространство перед храмом занимает множество каких-то  темных силуэтов, через которые почти невозможно  протиснуться. С неимоверными усилиями Ивану удалось пройти  в храм, там уже находилась братия монастыря. Он увидел,  что рака с мощами Преподобного почему-то располагается не  на обычном месте, а по центру перед амвоном. Вокруг раки  собрана монастырская братия, монахи держат в руках  черпаки, а в самой раке – сияющее, необыкновенно  благовонное миро, которое монахи зачерпывают. Среди  присутствующих Иван увидел протодиакона Феодора,  отличавшегося удивительным голосом. Вот отец Феодор  зачерпнул, а по его кружке стекает маленькая капелька  мира. Иван подумал: «Дай-ка я воспользуюсь хотя бы  этой капелькой», – протянул руки, принял  капельку мира и стал смотреть на нее: капелька расширилась  и начала благоухать – какие же радость и духовное  веселье озарили всю его душу. Держа в руках благоухающее  миро, он направился к выходу, и все темные силуэты снаружи  тут же расступились.

 Проснувшись, Иван пересказал сон отцу Тихону, тот сразу  сказал: «Смотри, Ваня, ты про этот сон никому не  рассказывай», – и пояснил, что монахи,  зачерпывающие миро, принимали от преподобного Сергия  подходящие для каждого дарования. «И тебе, –  объяснил отец Тихон, – Господь даст какой-то дар,  которым ты послужишь преподобному Сергию».

 Иван принял постриг с именем Михея и стал уникальным для  своего времени звонарем. Вообще это было удивительное  дело: болезнь отца Михея вызывала нарушение координации  движения, а насколько координация важна для звонаря, ясно  каждому. Тем не менее, с 1962 года отец Михей  самостоятельно звонил в колокола и стал возродителем  традиции лаврского звона, переняв эту традицию от  звонарей, знавших дореволюционный звон. На протяжении  многих лет он был главным звонарем  Лавры. Как говорят специалисты, отец Михей обладал  уникальным музыкальным слухом и безупречным чувством  ритма. Он создал собственную мелодию звона, в настоящее  время известную как звон Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

 В течение многих лет отец Михей был еще и цветоводом,  обустраивал лаврские клумбы, его постоянно видели с  ящиками рассады, с мотком поливочного шланга на плече. По  утрам это было обычное дело: отец Михей прокладывал шланги  для полива. Паломники и прихожане удивлялись обилию  роскошных цветов: лаврские георгины вырастали под два  метра, так что за ними не был виден вход на братскую  территорию.

 Однажды отец Михей получил сильную травму: поливая цветы в  патриарших покоях, поскользнулся и упал со стола. Помимо  сильного ушиба головы он получил перелом кости бедра,  после чего всю жизнь ходил, опираясь на одну, а затем и на  две палочки. Свои недуги отец Михей нес как Божий крест,  будучи готов умереть и предстать пред Престолом Господа в  любую минуту. В 50-летнем возрасте он перенес трепанацию  черепа, во время этой операции врачи с удивлением  обнаружили вместо мозжечка высохшую кальциевую капсулу и  недоумевали, как отец Михей вообще живет и что-то делает.

 Свое видение игумен Михей пересказал незадолго до смерти  иеромонаху Антонию и монаху Парфению, который уже после  смерти отца Михея передал эту историю недостойному автору  этих строк.

 Игумен Михей отошел ко Господу 22 марта 2009 года и  похоронен на Деулинском кладбище – там, где покоится  вся братия монастыря. Его имя отлито в бронзе на новом  Царь-колоколе – как знак его высочайшего вклада в  возрождение колокольного звона в России.

 Хочется еще добавить, что мама отца Михея была глубоко  верующей женщиной, она переехала за сыном в Сергиев Посад,  отец Тихон (Агриков) постриг ее в монашество с именем  Параскева. Такова черта жизни учеников преподобного  Сергия. Как сам святой Сергий был глубоко послушен  родителям и заботился о них, так и многие монахи Лавры  пристраивали рядом со святой обителью своих родителей,  опекая их духовно.

 Как преподобный Сергий удержал в обители
схиигумена Селафиила (Мигачева)

Среди       лаврских старцев послевоенного времени был схиигумен       Селафиил (1898–1992). Близким людям он       рассказывал о себе и о ключевом в его жизни случае,       связанном с преподобным Сергием. Происходил отец       Селафиил из благочестивой семьи и через всю жизнь сам       пронес искреннее благочестие. В миру его звали Даниил       Никитич Мигачев, родился он в крестьянской семье в       Смоленской области. В 17 лет в первый раз увиделся со       своей будущей супругой Феодорой, и они сразу же       договорились о свадьбе. В семейной жизни горя не       знали, сами постоянно трудились, у них родилось       десять детей, а потом за исповедание веры будущий       схиигумен Селафиил оказался в лагерях и делил свою       часть хлеба с голодными. Многие в северных лагерях       погибали, но его жизнь Господь сохранил. Даниил       застал Великую       Отечественную войну, немцы наступали по их       территории. Произошел такой случай: один немец       приставил к нему автомат, хотел его застрелить, но он       взмолился Богу, немец удивился, думал, что он       коммунист, а он, оказывается, верит в Бога и молится,       и не стал его убивать.

 После войны его супруга Феодора умерла, и он пришел в  Лавру. Причем сам отец Селафиил говорил, что так сильно  любил свою матушку, что если бы она не умерла, то в  монастырь бы не ушел. Пути Господни неисповедимы.  Собственно, Феодоре было откровение от иконы Божией  Матери, что ее болезнь (гниение кости) дана ей ради  призвания в иной мир посредством скорой кончины. И матушка  сама завещала супругу идти в монастырь.

  Даниил Мигачев пришел в обитель преподобного Сергия в  1960-е годы и принял монашество с именем Зосима. В Лавре в  то время был один человек, которому советская власть  дозволяла бить монахов. Он неоднократно избивал таких  старцев, как архимандрит Тихон (Агриков), архимандрит Наум  и схиигумен Селафиил. Отец Селафиил рассказывал:  «Заведет в подвал, а в нем 145 кг. Во мне 95, однако  я обладал такой крепостью, что убил бы его одним ударом,  но ведь нельзя же, Евангелие запрещает. Вот он меня в  очередной раз побил, я собрался уходить из монастыря на  приход: все-таки прихожане меня уважали. Я уже взялся  решительно за ручку двери, и вдруг сверху на мою руку  легла другая рука и раздался голос: “Не уходи,  потерпи еще немного. Если претерпишь до конца, то станешь  настоящим монахом”». Отец Селафиил душой  почувствовал, что это преподобный Сергий запретил ему  уходить из его святой обители. Он ощутил в душе утешение и  остался, а человека, избивавшего монахов, потом перевели в  другое место.

 В 1984 году отец Зосима сильно заболел и принял схиму в  честь архангела Селафиила.

 Прожил схиигумен Селафиил 96 лет и похоронен в Деулино.

Вразумление о братском молебне
архимандриту Виталию
 

Важнейшая часть монашеской жизни в Лавре – братский  молебен преподобному Сергию, совершающийся рано утром до  всех остальных служб. Долгое время никто не требовал  обязательного присутствия на молебне, а только на  богослужении. Но братия всё равно регулярно приходит.  Потому что посещение братского молебна – это знак  проявления любви брата к обители преподобного Сергия и к  самому святому Сергию.

Архимандрит Виталий († 2014) был экономом 16 лет.  Из-за многих непосильных забот он стал пропускать братские  молебны. Но в одно прекрасное утро перед братским молебном  ему во сне явственно предстал преподобный Сергий, ударил  отца Виталия жезлом и укорил за нерадение, так что отец  Виталий даже подскочил и сразу же поспешил в Троицкий  собор. С тех пор он ни разу на протяжении десятилетий не  пропустил ни одного братского молебна. Даже когда случился  инсульт, отец Виталий с одной парализованной частью тела  всё равно ковылял в пять с небольшим утра в Троицкий  собор.

 Еще об отце Виталии известно, что на протяжении многих лет  он ежедневно произносил проповедь. Кроме того, по своей  искренней любви к братии он по личной инициативе постоянно  ездил за святой водой в Малинники, привозил в больших  емкостях, и эта вода всё время находилась в братском  Варваринском корпусе для каждого желающего. Дело отца  Виталия продолжили младшие братия.

 Источник в Малинниках, известный еще как водопад  «Гремячий», бьет прямо из горы. Это тот самый  чудесный источник, который забил с горы в утешение  преподобному Сергию, когда он покинул свою обитель из-за  претензий старшего брата Стефана на игуменство в Троицком  монастыре и остановился отдохнуть на пути в Киржач.

 Братский молебен
в жизни архимандрита Наума


Архимандрит Наум за всю свою монашескую жизнь ни разу не пропустил братский молебен. Однажды у него поднялась температура до 40°. Видимо, развивалась пневмония, врачи ему велели не ходить на молебен. Он рассказывал, что ночью очень сильно болело сердце, но рано утром вопреки требованиям врачей отец Наум всё равно пошел на братский молебен преподобному Сергию, помолился, и сердце сразу же отлегло. Болезни как и не было.

 Соль для преподобного Сергия

 Известный насельник Лавры, совершающий чин отчитки, отец  Герман рассказывал о себе. Он заканчивал Московскую  духовную академию, но уже нес послушания в Лавре, звали  его Александр Чесноков. Архиерей, который направил его  учиться, сказал: «Приезжай ко мне, я тебя  посылал», а старцы лаврские говорят:  «Оставайся здесь, благодать получишь». Он не  мог долго решиться, что ему делать. Наконец наместник  Лавры отец Иероним поставил условие: «Давай уже  решайся, после обеда скажешь ответ».
Сидит       Александр в келлии, не знает, как ему быть, уже до       обеда пять минут осталось, сидит весь расстроенный. И       пришла ему вдруг такая мысль: если мне здесь       остаться, пусть у меня кто-нибудь что-то попросит. И       сразу же по коридору шаги, в дверь келлии       тук-тук-тук: «Молитвами святых отец       наших…» Открывает дверь, а там иеромонах       говорит ему: «Саша, нет ли у тебя немного       соли?» Он его с радостью обнял и протянул       просимое: «На тебе соли». Быстро оделся,       побежал на обед и после сказал наместнику, что       остается. Наместник тут же отдал распоряжение:       «Всё, у нас будет постриг Александра       Чеснокова».

 Это было Успенским  постом. Три ночи новопостриженный монах Герман  отстоял, выходит – солнце светит, и вдруг видит, что  идет тот самый иеромонах. Он к нему подходит и говорит:  «Отче, благословите! Знаете, какую вы большую роль  сыграли в моей жизни, когда у меня соли попросили?»  А тот ему с недоумением отвечает: «Какую соль? У  меня своя есть, ничего я у тебя не просил». Старцы  Лавры пояснили отцу Герману, что это сам преподобный  Сергий, приняв образ иеромонаха, явился ему, чтобы  оставить в своей обители. Келлия отца Германа была в  Предтеченском корпусе, самая крайняя справа.



Истории архимандрита Илии (Рейзмира)

В видении, данном преподобному Сергию об учениках, множество птиц летало не только внутри монастыря, но и за его оградой. Ученики святого Сергия – это и монастырская братия, и живущие при Троицкой Лавре миряне. Многие, кто приехал в Сергиев Посад и остался здесь жить, изначально не имея ни собственности, ни должных средств к существованию, свидетельствовали, что чувствовали во всем явную чудесную помощь преподобного Сергия.

Автор этих строк, проживший восемь лет в самой Лавре (как учащийся семинарии, академии и затем год как сотрудник) и еще десять лет рядом с Лаврой, неоднократно ощущал на себе помощь и покровительство преподобного Сергия. Впрочем, о себе автор рассказывать не будет. Он приведет достоверные случаи из жизни тех, кто достоин подлинного наименования учеников преподобного Сергия.

 «Вот идет ученик преподобного  Сергия»

 Как Господь призывает в ряды учеников преподобного Сергия,  автору хотелось бы рассказать на примере своего духовника  архимандрита Илии (Рейзмира; род. 1944).

 Отец Илия происходит из простой украинской семьи, где от  предыдущих поколений по преемству сохранялась искренняя  православная вера. Мама его знала наизусть акафист  Покрову  Божией Матери и часто по памяти молилась, в голодный  1947 год постоянно читала акафист и плакала. Отец прошел  Вторую мировую войну, умер от сердечного приступа в  возрасте 35 лет, когда мама носила седьмого ребенка.  Примечательно, что родители ради венчания прошли пешком 65  км, потому что в Винницкой области, где они жили,  оставался действующим всего один храм, так же пешком  вернулись обратно, а через неделю узнали, что и этот  последний храм закрылся.

 В детстве Николаю (так звали отца Илию до монашества)  очень плохо давалась учеба. Когда подошло время идти в  первый класс, маленький Коля заболел корью, 40 дней  находился в больнице, а потом мама повела его в школу, где  их сурово встретила учительница. «Читай»,  – сказала она. Ребенок, конечно, читать не смог.  «Забирайте, он не сможет догнать своих  сверстников», – был вынесен приговор. Пришлось  в школу пойти через год, в восьмилетнем возрасте, и, увы,  учеба опять не давалась. Мама, видя, что сын переживает,  сказала ему в простоте: «Коля! Ты помолись усердно,  поучи уроки, книжки положи под подушку и ложись  спать». Он так и сделал, а утром, когда проснулся,  почувствовал, что у него ум как будто включился, голова  стала свободная, ясная, и с того времени он стал отлично  учиться. Ум его так же чудесно открылся, как и у  преподобного Сергия, потому что в простоте поверил маме.  «По вере вашей да будет вам» (Мф. 9: 29),  говорит Господь Иисус Христос. Николай впоследствии везде  был отличником: в школе, техникуме, семинарии и академии.

 Из детских лет он вспоминал, что как-то мама принесла  потрепанные листочки – жития святых. Стал читать, и  душа расположилась к монашеству, к подвигам духовной  жизни. Потом, правда, он про это забыл и вернулся к  желанию посвятить всего себя Богу в более зрелом возрасте.  Впрочем, уже в школьные годы его притесняли за веру,  приступали с расспросами: «Что тебе нравится в этой  Церкви? Поп, дьяк, певчий?» А он отвечал: «И  поп, и дьяк, и певчий – всё нравится».

Выучился на агронома. Начал работать, как-то поехал на  повышение квалификации в Днепропетровск и там услышал от  одного верующего человека: «В Почаеве поют красиво,  а в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре – как на  небесах». И Николай сразу направился в Лавру  послушать монастырское пение. Там ему было пророчески  указано на дальнейшее служение.

Остановился он у одной бабушки. Она, поглядев на него  какое-то время, сказала: «Из вас выйдет хороший  поп». А Николай еще и не собирался в семинарию. Он  спросил ее: «Откуда вы знаете?» –  «А потому что вы хорошо молитесь».

 В Лавре Николай зашел в маленькую церковь, называемую в  народе Михеевской, которая построена в честь явления  преподобному Сергию Божией Матери. Там в это время с  народом был маленький ростом старец схиархимандрит Михей,  готовился совершать молебен. И вдруг он сказал:  «Расступитесь, вот идет ученик преподобного  Сергия». Николая пропустили вперед. Он еще не решил  до конца, кем будет, а ему уже открывалось его призвание  стать монахом в обители преподобного Сергия. Так Господь  призывал его к служению Церкви в Своей святой  Лавре.

 Был еще третий случай. Николая подвели к старцу, отцу  Феодориту, который сразу обратил на него внимание и  сказал: «Зайди ко мне после обеда». Как только  трапеза закончилась, отец Феодорит повел его на третий  этаж в келлию отца Матфея и тоже пророчески предрек:  «Отец Матфей, это наш будущий брат, возьми его к  себе на клирос. Помоги ему подготовиться к  семинарии». В советские годы, когда за веру  православные христиане подвергались жестким  преследованиям, Господь утешал и укреплял их явлением  благодатных дарований, в частности прозорливости.

 Прошло еще время, Николай подал документы для поступления  в семинарию, и начались обыкновенные для советского  времени гонения – по месту жительства его уже искали  сотрудники КГБ, он вынужден был тотчас покинуть родной дом  и ехать в Москву не прямым рейсом, а на перекладных.

Еще учась в семинарии, в 1969 году он принял монашеский  постриг и с тех пор всей душой служит Святой Троице как  один из учеников преподобного Сергия.



Хочется отметить, что люди, пришедшие в Лавру после войны, в советское время, – это исповедники. Потому что пойти в монахи в то время – это значило действительно всей душой исповедать Христа. Они дисциплинированны и всецело преданы Церкви. У этих монахов нет ни автомобилей, ни дач, ни квартир и вообще никаких личных стяжаний, именно они являют подлинное продолжение традиций, заложенных преподобным Сергием Радонежским.

«Ты не оставлена»

Отец Илия рассказал имевший к нему непосредственное отношение реальный случай, который может напомнить повествование из житий древних святых. В 1975 году девушка из города Струнина Владимирской области Лидия Муравьева находилась при смерти от рака левой груди.

Болезнь появилась следующим образом. Лидия, которой было 20 с небольшим, работала в детском диспансере, располагавшемся возле вокзала Сергиева Посада (в советские годы город назывался Загорском). В один день, когда Лидия трудилась до позднего вечера, на пути ее обычного маршрута вырыли котлован – проводили отопление. Ничего об этом не знавшая девушка вышла уже в темное время суток с работы, не заметила ямы и упала. Получила сильный ушиб груди, но по молодости не придала этому большого значения. К врачам не обращалась, думая, что, может быть, само пройдет. А на месте ушиба постепенно образовалось затвердение, опухоль и затем началась раковая болезнь.

Дошло до того, что в Москве ей сделали очень сложную  операцию: порезали левую грудь. Улучшений не наблюдалось,  более того, болезнь перешла на правую грудь. Лидия была  верующей, однако пришла в отчаяние. Находясь в палате  одна, она взмолилась Господу и заплакала: «Господи,  я же верующая, почему я так страдаю?» В этот момент  ей явилась Божия Матерь, как изображается на иконе  Казанской, и сказала: «Почему ты, Лидия,  отчаиваешься? Ты не оставлена». После этих небольших  слов видение закончилось. А врачи выписали девушку домой  как безнадежную.

Ее мама постоянно ходила в Лавру, и отец Илия, хорошо  знавший эту семью, спросил: «Как там ваша  Лидия?» Женщина заплакала и сказала: «Всё, уже  в очень тяжелом состоянии, но еще тихонько ходит».  Отец Илия дал совет срочно соборовать Лидию. Тут надо бы  пояснить, что в советские годы власти строго ограничивали  богослужебную жизнь Церкви, совершать Елеосвящение в Лавре  запрещалось. Соборование решили на свой страх и риск  провести тайно в храме в честь явления Божией Матери  преподобному Сергию с началом братского молебна. Елеосвящение  началось без двадцати шесть утра. Кроме самой Лидии  присутствовали ее мама и сестра. Как вспоминает отец Илия,  совершение Таинства сопровождалось слезной молитвой и  глубокой верой в помощь Божию.


После Соборования батюшка советовал Лидии три раза подряд причаститься. Она так и сделала – через день, через два, как смогла. В эти дни отец Илия видел маму Лидии и спрашивал ее после первого и второго Причащения: «Как там Лидия?» Мама отвечала: «Так. Ничего». А после третьего Причащения дочери мама сама прибежала к батюшке и сказала: «Лидия исцелилась». Лидия действительно совершенно исцелилась. Рана закрылась, осталось только белое пятно на левой груди как знак прежней раковой болезни. Затем она поехала в ту же больницу показаться, и когда лечащие врачи, профессора увидели ее здоровой, то очень удивились и даже заплакали – они думали, что ее уже нет в живых. А вскоре она вышла замуж за семинариста. У нее родилось трое детей. В настоящее время старший сын – священник, служит на приходе и имеет своих детей. Такую милость оказал Господь людям, жившим у Троицкой Лавры и принявшим в обители Таинство Елеосвящения.

Милость к бывшей безбожнице

Отец Илия также рассказывал про знаменательный случай,  произошедший в советское время. В годы хрущевских гонений  одной из задач правительства страны ставилось снижение в  народе религиозности, часто отдавались приказы снимать с  храмов кресты. Неоднократно такие попытки заканчивались  явным Божиим наказанием. Так, один сел за руль трактора,  трос которого тянулся к куполу храма, включил первую  скорость, медленно поехал, но железный трос лопнул,  отскочил от купола и смертельно поразил водителя в голову.  Другой полез демонтировать крест, а его маленькая дочь в  это время играла в своем дворе рядом с керосиновым  примусом, ее платье зажглось, и она погибла, пока отец  снимал крест. Зачастую простые рабочие отказывались  выполнять приказ о снятии крестов с храмов. Но что  оставалось делать руководителям? И вот одна женщина,  занимавшая в своей местности высокий пост, вынуждена была  лично заняться снятием креста, после чего стала  глухонемой. Раскаянию и слезам не было предела, казалось,  что наказание за безбожный поступок останется на всю  жизнь. Наконец она узнала о преподобном Сергии в Загорске  и что Преподобный часто помогает людям. Женщина сумела с  помощью близких организовать поездку в Лавру. Оказавшись в  Троицкой обители, приложилась к святым мощам преподобного  Сергия и после этого стала слышать и говорить.

Истории священников

Огоньки на раке

Патриарший молебен у раки с мощами преподобного Сергия

Священник, посетивший Лавру и побывавший рано утром на  братском молебне, потом с удивлением говорил: «Надо  же, а я и не знал, что у вас тут в Лавре такое чудо  бывает. Подхожу после братского молебна к святым мощам  Сергия, а вся рака покрыта блестящими огоньками, прямо как  в Иерусалиме на гробе Господнем».
 Как правило, подаваемые чудеса и знамения имеют глубоко  личный характер, поэтому не всегда мы можем понять до  конца, почему чудо было явлено человеку именно таким  образом, а не иным. От святых мощей аввы Сергия обильно  изливается благодать Божия, и это может быть выражено  каким-либо знамением или чудом. Подобные чудеса говорят о  том, что преподобный Сергий действительно рядом с нами, он  слышит всех, кто обращается к нему, помощь получают все,  но не всегда так, как этого хотим лично мы. Для  православного христианина нет смысла специально искать  знамений и чудес: «Блаженны не видевшие и  уверовавшие» (Ин. 20: 29). Благодать Божия подается  каждому, кто с верой, покаянием и искренним сердцем  молится преподобному Сергию.

 Что такое мощи?

 Иеромонах Стефан (в миру Андрей), преподаватель духовной  семинарии, рассказал, как, воцерковляясь в конце 1980-х  годов, не имея еще должного представления о духовной  жизни, услышал о преподобном Сергии Радонежском и решил  поехать в Лавру.

Найдя Троицкий собор, он прошел внутрь и вслед за другими  паломниками направился к раке Преподобного. Подходя,  Андрей задумался: «Вот я иду к мощам Сергия. Но что  такое мощи? Это  ведь кости. Как же так?» В душе было недоумение, но  Андрей все равно желал подойти.


Прикладываясь к раке, он вдруг почувствовал, как его  словно пробрало током, а на душе стало хорошо. Это  произошло весьма неожиданно и убедило Андрея, что мощи  святых — не просто косточки, но та благодать,  которую святые стяжали при жизни.

 Вот эта благодать Святого Духа привлекала Андрея больше,  чем всё остальное, особенно ему казалось, что самое  главное, подлинное, настоящее — в монастыре, он  отказался от поступления в университет, устроился  трудиться в Черниговском скиту Лавры, затем поступил в  семинарию, Академию, где и принял монашеский постриг, став  одним из чад преподобного Сергия, совершающим служение в  Николо-Угрешском монастыре.

 «Как будто кто-то повел за  руку»

Протоиерей Юлий Кустанов, некогда учившийся в Лавре в  Московских духовных школах, нес служение настоятеля в  Благовещенском храме города Миасса. 8 октября 2012 года, в  день памяти преподобного Сергия, он отслужил Литургию и  решил, как и всегда по праздникам, обратиться с проповедью к  прихожанам. Всегда неукоснительно он проповедовал, как  полагается с амвона. Но впервые за всё свое священническое  служение он вдруг сошел с амвона и направился произнести  проповедь возле иконы преподобного Сергия внутри храма. Он  пошел, как будто кто-то повел его за руку.


Врезавшийся в Благовещенский храм автомобиль. Миасс

Вскоре, во время его проповеди произошло почти невероятное  дело. На прилегавшей улице двое пьяных молодых людей  разогнали автомобиль ВАЗ 2114 до огромной скорости и,  взлетев с пригорка у храма, врезались в деревянную стену  церкви на высоте 1,5 — 2 метра. Удар пришелся ближе  к алтарю, массивные деревянные балки (брус) полетели через  амвон, как раз через то место, где должен был по  обыкновению проповедовать батюшка. Иконостас был сломан, а  опорный столб у солеи выбит с места. Если бы там находился  священник, то он не избежал бы тяжелых травм, а, может  быть, даже и смерти. Но милостью Божией никто не  пострадал, включая пьяных людей в автомобиле. Прихожане  сказали отцу Юлию: «Батюшка, Вас спас Сам  Господь».

 Молитва перед экзаменами

 Студент медицинского института, Павел, всегда перед  экзаменами горячо молился преподобному Сергию, и даже  самые сложные — по биохимии, гистологии — он  сдавал на пятерки. В институте были преподаватели, которым  вообще невозможно было сдать на отлично, но иногда  получалось так, что на момент ответа Павла, такому  преподавателю надо было выйти по какой-то причине, так что  принимал ассистент, либо же попадался билет, который Павел  знал лучше всего. Господь являл ему очевидную помощь,  призывая к Себе, и впоследствии этот студент стал монахом,  совершающим свое служение в Свято-Троицкой  Сергиевой Лавре.

 Семинарист нашёл матушку

В Московской Духовной Академии как-то отмечалось редкое  событие — пятидесятилетие выпуска, съехались  однокурсники отца Кирилла  (Павлова), и один протоиерей-выпускник рассказал, как  он встретился со своей матушкой. Будучи студентом  семинарии в советское время, он не знал, где же найти  подходящую невесту. Тогда он помолился и решил: какую  девушку первой встречу в Троицком соборе, та пусть будет  моей невестой. Зашел в собор, действительно встретил  девушку, познакомился с ней и вскоре они повенчались,  прожив после этого благополучно пятьдесят с лишним лет.

 Сотрудник министерства: «Вот бы стать одним  их монахов»

 Сотрудник министерства образования, когда стала сильно  болеть супруга, а сам он всё больше воцерковлялся, приехал  в обитель и, стоя на молебне у мощей Преподобного,  подумал: вот бы стать одним из монахов, живущих рядом со  святым Сергием. Он и представить себе не мог, что пройдет  небольшое время и по благословению отца Кирилла (Павлова),  он примет монашество и тесно соединит свою жизнь с  обителью Сергия.

 Как пастор стал православным священником

В настоящее время в Голландии совершает служение  православный священник Сергий. Когда-то он был пастором,  но обратился в Православие с помощью преподобного Сергия  Радонежского. Случилось это так. Пастор приехал в Россию и  посетил по каким-то вопросам Московскую духовную академию.  Здесь у него появился друг священник Иаков из Польской  Православной Церкви (сейчас он уже епископ). Они много  спорили о Православии и протестантизме. Но отец Иаков  решил прекратить эти споры и пригласил пастора сходить  вместе с ним к мощам Преподобного. Впоследствии  обратившийся протестант,  то есть отец Сергий, рассказывал, что пошел вместе с отцом  Иаковом только за компанию, но ради приличия всё, что он  делал, повторял: «Тот крестится и я крещусь, тот  кланяется и я кланяюсь, тот прикладывается и я приложился.  И вдруг почувствовал необъяснимую радость, что меня даже  смутило и расстроило. Будучи протестантом, я по-своему  полагал, что такого не должно быть, и поэтому я серьезно  задумался, где же подлинная благодать Божия».

Приехал бывший пастор через две недели, уже один,  перекрестился, поклонился, приложился, и опять  почувствовал радость, но уже поменьше. После этого стал  изучать православную веру и через пять лет сознательно  принял Православие. Сейчас отец Сергий как священник ведет  православную миссию в Голландии. Когда приезжают русские  матросы, то они ищут пиво и женщин. А отец Сергий их  принимает, разговаривает и рассказывает о Боге, что очень  многим принесло огромную душевную пользу.
 Хочется еще добавить, что если бы семинарский курс  апологетики было решено дополнить, то туда непременно надо  было поместить обращение людей к Православию через  соприкосновение с преподобным Сергием и назвать это  «Аргументом от Преподобного».

 «Смерть — вопрос короткого  времени»

Настоятель храма в честь Ахтырской иконы Божией Матери  возле города Хотькова священник Борис Можаев был призван к  вере и священству через чудесное исцеление по молитве  преподобному Сергию. Случилось это так.

 До принятия священного сана Борис был врачом. Однажды он  тяжело заболел и лежал в больничной палате без сознания.  Жена, тоже врач по специальности, услышала от заведующего  отделением приговор: «Смерть — вопрос  короткого времени». Поскольку она была верующей, то  единственным утешением для нее являлась молитва, и она  сразу же решила ехать в Лавру к преподобному Сергию, чтобы  излить перед ним свое горе. Тяготило ее не столько то, что  она, молодая, но уже с сильно подорванным здоровьем  женщина, останется с двумя детьми, никому не нужная,  обреченная на одиночество и лишения, сколько тоска от  того, что самый близкий человек, с которым она делила  радости и невзгоды уже пятнадцать лет, пойдет из-за своего  неверия на вечные муки, без надежды на прощение и  спасение. В Лавре она горячо молилась Преподобному о  спасении супруга. Встав после молитвы у раки святого, она  почувствовала, как будто камень упал у нее с души. И в  этот же день муж вдруг пришел в сознание, а с наступлением  ночи состояние его заметно улучшилось. После этого он стал  поправляться и выздоровел. Узнав от жены, что получил  исцеление благодаря чудесной помощи преподобного Сергия,  он стал верующим, начал усердно посещать храм, участвовать  в Таинствах, а со временем принял священство.

   
Истории подготовил диакон Валерий Духанин
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню